• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: во дни тягостных раздумий о судьбах нашей... всеобщей родины (список заголовков)
15:33 

Моя «любимая» тема. Осторожно: много яда

Хочешь знать ответ, услыхать секрет от того, с которым говорит Река?..
....И имя им - легион.
Вот только на днях размышлял о том, что интернет делает с культурой. Нет, не той культурой, которая есть совокупность созданного человечеством - произведений искусства, знаний, технологий, мировоззрения и т.д. На всё это, кто бы там что ни говорил, интернет влияет прекрасно, способствует развитию. А вот внутренняя человеческая культура - та, которая культура даже не общения (культура общения вторична), а культура ПРЕЗЕНТАЦИИ СЕБЯ в окружающем мире, культура взаимодействия эго с окружающей средой - вот она катится в тар-тарары.
О чём я? Нет, не о сленге. Не об "очепятках" в "мессагах". Меня никогда не раздражало вольное обращение с языком. Наверное, потому, что я слишком филолог для того, чтобы считать язык чем-то застывшим и строго регламентированным.
А вот многочисленные филологи, приходящие на страницы интернета, чтобы повы**бываться, какие они умные - действительно достали. Так же, как многочисленные психологи, фотографы, историки и иже с ними. Раньше, ещё во времена зарождения интернет-культуры, люди общались приветливо, позитивно. Обсуждали близкие по духу вещи, создавали атмосферу, обменивались мыслями. Возможно, просто мне везло, или сейчас действует синдром сказанного с хрипотцой "а вот помню, в наше врееемя..." Возможно. Но всё же такое ощущение, что раньше люди действительно общались в Сети ради того, чтобы общаться, сейчас таких - единицы. Большинство вступает в общение ради того, чтобы "блеснуть чешуёй". Схема стандартна, люди разные, ресурсы разные, а везде вижу одно и тоже:
1. Я что-то пишу в открытом обсуждении чего-либо. Пишу всегда вежливо и по делу. Пишу строго о том, в чём разбираюсь ОЧЕНЬ ХОРОШО, никогда не лезу со своим мнением в область, в которой не шарю.
2. Обязательно находится какой-нибудь ушленький собеседник, который начинает критиковать мой пост. С ходу и по-хамски (в наглом тоне, безопелляционно высказывая свою точку зрения). Причём пишет, как правило, либо а) примерно то же, что имел в виду я, но отчего-то ему кажется, что это совсем иной подход к вопросу и неведомо зачем он начинает со мной полемизировать б) белиберду, не относящуюся к делу, субъективную и выведенную из какой-то инопланетной логики.
3. В ходе обсуждения этого, с позволения сказать, ответа, выясняется, что - фанфары! - оказывается, мой собеседник - филолог (психолог, мифолог, эколог, вампиролог - нужное, в зависимости от предмета дискуссии, подчеркнуть). Причём, непременно, дипломированный. Некоторые ещё пишут про красный диплом - странно, что без скана вкладыша с оценками до сих пор обходилось. Далее на основе этого заявления мне (в различной степени мягкости и с различной градацией апломба) дают понять, что я должен смиренно внять мнению специалиста, который разбирается в вопросе лучше меня уж всяк - дипломированный же! Особенно забавна эта ситуация с многочисленными филологами нашей необъятной страны. Которые, брякнув чушь или банальщину, даже не разобравшись в том, о чём я писал, бросаются рассказывать мне, какие они филологи, не подозревая о моём собственном образовании. Я окончил Московский печати - второй в рейтинге после МГУ вуз страны из тех, что выпускают специалистов в области филологии, журналистики, изд. дела и иже с ними. Учился на бюджетке. Мою учёбу оплачивало государство, поэтому муштровали и оценивали меня соответственно, а не так, как многих, кто получает образование на платной основе (а потом кичится им). Своими мозгами поступил, без блата, денег и родителей. Я был из бедной семьи, точнее, семьи у меня считай что не было. И репетиторов – соответственно. Там был бешеный конкурс. Экзаменовали лучшие лингвисты страны. Я в обмороки падал в год поступления, 1999, от переутомления. Но вытянул на уровень и сдал. А потом учился 6 лет. Не вылетел даже после 2 месяцев больницы – наверстал. Моими преподами были ведущие специалисты современного русского, учёные с мировым именем. Это сейчас пишу не для понтов, а для уточнения, что уж я-то, простите, ЗНАЮ, что такое русский язык, что такое грамотность и т.д. Просто обычно я не лезу с этим ко всем ни попадя. Раньше нигде не указывал образование. В этом году в контакте указал, лишь потому что искал работу. Некоторые из моих друзей, знакомых и коллег даже не подозревают, что у меня вышка, а если слышали – не знают, какая. Потому что я не нахожу нужным вставлять в любой диалог свои пять копеек, говоря, как правильно говорить или писать, аргументируя это своей профессией. Наоборот, несмотря на образование, я позволяю себе быть обычным человеком в жизни. Филологом-редактором – только на работе и в писанине (впрочем, и там не отрицаю несовершенства - и только благодарен, когда мне указывают на ошибки и дают советы, а не спорю, будь то ни разу не филологи). В обычной жизни я пропускаю мимо глаз опечатки в месседжах и говорю как придётся – мои пёрлы это уже мем J.
Я не привожу себя в пример. Не говорю, что все должны так. Не считаю, что выпячивать своё образование и знания – неприлично. Но я искренне считаю, что если люди будут стараться уважать друг друга – а это значит – элементарно допускать мысль о том, что собеседник не глупее, не невежественнее, не менее образован, чем ты сам – мир от этого значительно выиграет.
Казалось бы, в наше непростое с точки зрения того, что творится с миром, время, уже давно пора понять всем, а особенно - культурным людям с высшим образованием – чем меньше негатива, чем меньше цепляния друг друга за живое, чем меньше споров ни о чём и высосанных из пальца дискуссий, которые призваны лишь помочь самоутвердиться, - тем ближе мы будем к формированию здорового информационного поля, в котором мы сможем приблизиться к нашей мечте – творческому, глючному, дружелюбному и креативному общению. Особенно это касается этого ресурса, где, вроде как, собираются глючники и творческие тонкие личности.

Напоследок притча. Из моей богатой впечатлениями жизни, как всегда.
Как было написано выше, я закончил МГУП. После этого работал в трёх московских издательствах. Одно из них специализировалось на нон-фикшн – литературоведческих очерках, философских трудах, мемуарах и т.п. Можете себе представить, какая там тусовалась публика. Мне ещё в универские годы набили оскомину читающие с придыханием поэты, через слово упоминающие имена знаменитостей, с которыми они находились в одной комнате на литературном вечере, и с готовностью перечисляющие список своих публикаций в журналах к месту и не к месту. А также знатоки, которых хлебом не корми – дай поспорить о допустимости метафоры «занялась» к слову «идея». Непременно – на много часов дискуссии, с втаптыванием оппонента в грязь с высоты своего авторитета. А ещё – представители коренной московской интеллигенции, у которой правильно говорить «булошная», которые лично знали дочку Марины Цветаевой, которые не смогут прожить день спокойно, если не поэкзаменуют тебя в стиле «деточка, а вот вы знаете, от чего произошло название вот этой улицы в Москве?» За 6 лет универа и 5 лет в издательствах я насмотрелся на этот цирк до, как говорит кое-кто из друзей, опупения апофеоза. В 2009 году моя светлая мечта свалить из этого гадюшника под названием «московская интеллигенция» наконец сбылась – я переехал в Кёнигсберг, маленький, тихий городок неподалёку от моря. Взял за правило поменьше трепаться о том, что я из столицы (да ещё из той самой злосчастной интеллигенции), и с вышкой. Устроился продавцом в книжный магазин. Эта работа, в отличие от издательской, приводила меня в восторг: моими коллегами были, в кои-то веке, нормальные живые люди, прекрасные ребята, с которыми можно посмеяться, поговорить по душам и поделиться мечтами. И я наконец-то не должен был тратить силы на баталии по поводу того, может ли автор сказать, что у него «занялась идея» и приходить домой как выжатый лимон после многочасовых дискуссий о чужой писанине – а наконец-то заняться собственной. Кроме того, очень интересно было видеть вокруг людей. Не тех, которые меня окружали в столичной литтусовке, а живых, простых, нормальных. Без Ариадны Эфрон в числе знакомых. Словом, от работы продавца книг в кёнигском магазине я тогда тащился и искренне считал, что мне крупно повезло.
И вот картина маслом. Стою я в учебке, консультирую покупательницу на предмет продукции издательства «Дрофа». Разумеется, произнося наименование издательства с ударением на последний слог. Тут, бесцеремонно встряв в мою беседу с покупательницей, без какого-либо приветствия, ко мне обращается стоящая рядом представительница славной профессии педагога среднего учебного заведения:
«Продавец! Почему вот вы всё время говорите «ДрофА»? Если правильно говорить «ДрОфа»!»
Я, опешив, спрашиваю, почему она считает, что так правильно.
«Я – учитель русского языка и литературы, - гордо заявляет дама. – 30 лет, слава Богу, в школе проработала. И я вам говорю, что дрофА – это птичка такая. А издательство правильно называется «ДрОфа»!» и что-то бормочет о том, что понабрали нас тут из деревень, двоечников, не окончивших школу.
Ох, мне бы молча согласиться с тёткой, и тем самым замять тему, мне бы промолчать о том, что мой папа 10 лет проработал в упомянутой «ДрофЕ» - и хотя бы поэтому мне совершенно точно известно, как именно называется столичное издательство, уже не говоря о том, что я бывший работник печати, с представителями этого издательства не раз общавшийся, и тем более не углубляясь в то обстоятельство, что пресловутая птичка, дрофА которая, не имеющая, по авторитетному мнению героя педагогического труда, никакого отношения к названию фирмы, выпускающей школьные учебники, красуется, вообще-то, в логотипе, размещённом на обложке каждой книги. Мне бы промолчать… Но я брякнул. Хотите верьте, хотите нет – брякнул чисто от растерянности, а не от азарта «уесть» тётку. Я просто охренел сильно.
Как вы думаете, что было потом? Из трёх аргументов за злосчастное ударение на «А», изложенных выше, педагогиня услышала почему-то только один – про папу. И выдала в ответ дословно следующее:
- Вы знаете, мне совершенно плевать на вашего папу. У меня высшее филологическое образование.
- Какое совпадение! – Ситуацию уже понесло, промолчать было бы бессмысленно.
А дальше – кульминация, достойная этой показательной беседы. Филолог-педагог, смерив меня «всезнающе-всепонимающим» взглядом, изрекает:
- Да что вы такое говорите! У вас филологическое образование? А у меня их три! Что же вы работаете в магазине-то, с высшим филологическим?

Надо отметить, что я так и не понял, была ли фраза про три образования иронией, выражающей степень недоверия тётки к сказанному мной, или оная была произнесена всерьёз. Но с тех пор взял за правило – никогда не вступать в диалог с людьми, у которых три высших филологических образования. Да и с теми, у кого оно одно – тоже.
Только вот грустно что: раньше такие явления процветали лишь в определённых кругах (описанных выше), либо были прозой общения с так называемыми обывателями (как в случае только что описанном). Но в последние годы подобное поведение стало МОДНЫМ в интернете, и всё чаще встречается у людей, которым оно, казалось бы, не пристало - которые, как бЭ, должны быть более продвинутыми, чем педагоги средней школы и отмирающая интеллигенция. Которые, как бЭ, толкинисты, неформалы, поэты, художники и кто-то там ещё. Тьфу. В такие моменты хочется удалиться со всех сервисов. Оставить интернет только для работы. Где вы никогда не увидите Мёрки - только множество моих фейков, которые на сети делают раскрутку.
Сеть была мечтой моего поколения. Первым шагом к интернационализации, к стиранию рамок и границ. К бесконечному, беспредельному общению и познанию.
Но в реале, может быть, она годится лишь для рекламы и пиара, раз общаться в ней люди не умеют!

@темы: мысли и впечатления, во дни тягостных раздумий о судьбах нашей... ВСЕОБЩЕЙ Родины

13:47 

О тех, кто уверен, что они знают правду обо мне - часть 2.

Хочешь знать ответ, услыхать секрет от того, с которым говорит Река?..
Danger: дневниковые вопли, отрывок из Утренних Страниц.

Волна переписок с людьми из интернета, которые уверены, что они прекрасно меня знают, на том основании, что читали очень внимательно мои стихи, а также с людьми из прошлого, которые уверены, что я "скурвился" и "скатился в социального зомбака" продолжается. Пытался проанализировать, что во всём этом меня впечатляет больше всего, и понял, что больше всего меня впечатляют заявления "Раньше ты был таким сильным, таким твёрдо стоящим на ногах, таким чётким чуваком, а теперь..."
Речь идёт обо мне розлива первой половину нулевых - к большому счастью, таким меня не знали мои нынешние друзья и я сам себя таким уже не очень помню.
Я был глупым, максималистичным, категоричным юнцом, а меня почему-то считали сильным. Все эти люди, которые судят обо мне по моему творчеству и моим рассуждениям пятнадцатилетней давности, - в один голос вопрошают сейчас: "что с тобой случилось, ты же был таким сильным, таким умным, таким чётким - а теперь?! Ты зависим от чужого мнения и играешь в социальные игры?!"
Мне хочется рассмеяться им в лицо. Я был сильным?! Я в начале нулевых годов (когда писал в "Погоне" и "Нарушителя Границ") - был сильным?!? Да я же никогда не был более слабым, более потерянным и отдалённым от себя, чем тогда! М.С. приводит в качестве примера силы и твёрдости позиции два моих стихотворения: "Зелёную милю", написанную мной на пике отчаяния, в момент наиглубочайшего морального и духовного упадка, стих, который я ДАЖЕ ТОГДА считал настолько "чёрным", что не захотел перепечатывать из рукописной тетради, в которой я его записал, когда сочинил; и "Отпустите меня" - ещё один стих, написанный в момент сильного отчаяния и упадничества, стих слабака, который опускает руки, беглеца, неудачника, аутсайдера. Который настолько ничтожен, что всё, на что он способен, это крикнуть: "я не с вами, я не отсюда, оставьте меня в покое, я УМОЛЯЮ". Да. Лирический герой "Отпустите" УМОЛЯЕТ - и это сила? Где здесь сила? Умолять отпустить, ныть, как здесь всё плохо, и завывать о лучшем мире, где всё хорошо а приори - не потому, что ты для этого хоть как-то пошевелил лапой, а просто хорошо - это называется позиция сильного человека? Либо я схожу с ума, либо они все рехнулись. Мало всего этого - так ещё ко всему этот стих даже не мой стопроцентно по стилю, это всего лишь закос под другого поэта - под Тэм - и закос весьма неудачный ("Отпустите меня в мой сон" всё же имеет другие акценты, и не читается как завывание слабака). Сейчас я жутко стыжусь этого "Отпустите меня". Вымарывать из сборников я его не стал, но упрятал подальше в текст подборки так, чтобы не отсвечивало. И уж конечно, нигде не публикую отдельно. Мне искренне стыдно за этот стих, за то, что я иногда могу быть таким. Таким слабым, таким мизантропичным, таким эскапистом. А они говорят: "ты был таким сильным, Мёрки". "Ты так твёрдо стоял на своей позиции".
То, что я пишу сейчас, мои поклонники-мизантропы не понимают и понимать не хотят.
И не могу сказать, что меня это не радует.

P.S. Перефразируя королеву Елизавету, "я оставил его в назидание себе":

Отпустите меня

Отпустите меня в мой никем не названный мир
Без имён и без слов, без вражды, без любви, без оков!
Отпустите меня - чёрствый друг, недостойный кумир,
Слава - призрачный яд и жестокая пытка - любовь!

Отпустите меня - я не с вами, я не против вас.
От меня не дождётесь - зачем? - ни хвалы, ни хулы.
Я никем не спасён, и, увы, никого я не спас.
Просто я здесь - чужой, просто я - не из этой игры.

Отпустите меня, а куда - разберусь по пути,
Начертаю названья - да это не важный вопрос...
Просто очень устал диалоги с глухими вести
И незрячим от века показывать таинство звёзд.

Никогда не терять - тому, кто никогда не искал.
Счастья я не просил, а несчастье не брал, не кляня...
Потому я не зол, и не мрачен - я просто устал,
Потому не прошу - заклинаю - оставьте меня.

...Там, где музыка волн - словно Вечность в объятьях моих.
...Там, где Свет Тишины, и бескраен покой на челе...
Там, где я был рождён...Только это - другой уже стих.
Отпустите меня - ведь ему не звучать на земле...

@настроение: или я дурак, или лыжи не едут...

@темы: во дни тягостных раздумий о судьбах нашей... ВСЕОБЩЕЙ Родины, стихи

Цвет сумерек

главная