Мёрки
Хочешь знать ответ, услыхать секрет от того, с которым говорит Река?..
Мы неожиданно классно отметили Белтейн первого, это было чудо. Да, чудо, потому что оба были вообще не в настроении его праздновать, не настроены, не готовы внутренне. Я погряз в состоянии укошмаренности от бездарно проводимого времени при множестве важных дел, которые нет никакого желания делать, а Рэт, кажется, всё ещё был в отходняке после загула в первый день своего отпуска.
Казалось бы, три (!) выходных, и на ночь Белтейна я дома - не после работы, не перед работой - идеальная ситуация. Когда-то я мечтал о такой, но в годы работы в торговле мне такое и не снилось - чтобы отдыхать и первомайские, и девятого, да ещё и спокойно получить 4 выходных на приезд друга. Но я просто улёгся читать Нила Стивенсона, а потом спать. Бездарно. ВВ написал мне смску, как он любуется природой на закате. Гил рассказал по контакту, как он выбрался на крышу и смотрел на ночную Москву... Вот это правильно. Эти послания подчеркнули во мне для меня мою ущербность, но чувство стыда никогда не добавляет желания праздника.
В общем, 1 мая мы с Рэтом поехали в Заостровье. Без никого, по тупой причине: вечером перед этим Рэт думал, что договариваться с ребятами должен я, а я понял так, что он не хочет никого видеть. В итоге Рэт ныл, что очень хочет шашлыка, и жалел, что с нами нет Карабузи. В Заостровье было солнечно, красиво, но не по-белтейновски (природа опаздывает: цвели симбельминии - тема Нармиэлевого дня рождения, а вовсе не Белтейна) и очень холодно. Поначалу, когда мы расположились на прогретом солнце пригорке за дюнами, было вроде даже ничего, мы сидели и пили вино. Душевно говорили, но оба сошлись на том, что всё это как-то не праздник. Не Белтейн. Просто проходная поездка на море. Но потом, когда день стал клониться к вечеру, всхолодало. Рэт замёрз сразу же, стал прыгать и трястись, я в "орденской мантии" имени Гила крепился, но под конец тоже чувствовал себя неуютно. Настроение, которое и до того было не особо праздничным, скатилось в подкошмаренное, мы собирались уходить. Я предлагал не пить даже оставшуюся у нас третью бутылку и уйти сразу, Но Рэт предложил хотя бы напоследок подойти к морю и выпить один бокал, а там как пойдёт. Мы вышли на утёсы. Там горел костёр и тусила какая-то компания спортивной молодёжи. Мы обошли их костёр и стали смотреть, как можно спуститься. И тут вдруг увидели, что велосипедисты, собрав вещи, уезжают, один за другим в лес. Костёр они оставили незатушенным. Почему они так поступили - загадка, но мы сочли, что это знак. Я отправился в лес и притащил много сушняка, Рэт открыл Чинар...
Костёр. Всего лишь костёр - как он может изменить всё, совершенно переломить сценарий незадавшегося праздника! Мы протянули к нему озябшие лапы, согрелись, а потом поставили Грега Джоя и принялись плясать кельтские танцы и прыгать через огонь. Пришло подзабытое, но хорошо знакомое ощущение красоты момента: место для костра, к тому же на Белтейн, было очень удачное. Высокий обрыв травянистый над морем, неподалёку от леса. Горел закат, и солнце опускалось за окоём аккурат между ветвей растущего на обрыве дерева. Мы провожали его благодарностями и заклинаниями.
Осталось шикарное послевкусие отличного праздника - ПРАВИЛЬНОГО Белтейна. Год, начавшийся с такого праздненства, ну не может быть плохим или неправильным...

@настроение: И даже в Мордоре кривая выведет, когда есть Эстель...

@темы: Неопознанный Людской_наукой Опыт, праздник, который всегда со мной